<< Главная страница

Владимир Заяц. Славные парни - первопроходцы






Чем дольше Витторио обследовал планету, тем в больший восторг приходил. Казалось, что кто-то специально подогнал все условия на ней под вкусы самого придирчивого и изнеженного землянина. Сочетание среднесуточной температуры и влажности приближается к комфортным. Воздух - бальзам, напоенный ароматом неведомых трав. Деревья похожи на земные, с той только разницей, что плоды на местных фруктовых деревьях намного крупнее и вкуснее. Цветы похожи на огромных бабочек, а бабочек легко спутать с прекраснейшими цветами. Зелень нежная, будто умытая дождем.
Здесь, в этом Эдеме, словно в детстве, хотелось смеяться, петь во весь голос и, господи прости немолодого человека, даже прыгать на одной ноге.
Еще на орбите Витторио понял: он нашел то, что так долго искал, - Необитаемый Космический Остров, и так разволновался, что не сразу смог дать команду на спуск.
Корабль, изрыгая ревущее пламя, опустился на поляне среди деревьев, напоминающих земные березы. Витторио вспомнил, где видел такую рощу. На картине древнего земного художника, жившего еще в докосмическую эру. Кажется, фамилия его Куинджи...
Все, что он взял из корабля, уместилось в рюкзаке: набор инструментов, киберпамять, палатка и запас пищи на сутки; через плечо новоявленный Робинзон перебросил лучевой карабин - сработала многолетняя привычка не выходить на недообследованную планету без оружия.
Он пошел упругим широким шагом. Было приятно чувствовать себя первооткрывателем.
Час спустя Витторио понял, что чрезмерно перегрузил рюкзак. К тому же пришел к выводу, что лямки рюкзака сделали чрезмерно узкими, иначе они не врезались бы так больно в плечи!
Несмотря на усталость, Витторио продолжал идти и разрешил себе отдых, только достигнув конечной цели путешествия - опушки леса. Он сбросил осточертевший рюкзак и повалился на шелковистую траву.
Через несколько минут пришелец стал на колени и, вытащив из рюкзака дистанционный взрыватель, без колебания щелкнул рычажком. Взрывчатка - это хоть по-старинке, зато надежно и не дает искривления всяких там континуумов.
До него донесся тяжелый удар далекого взрыва. Витторио представил, как рушится надломившийся сразу в трех местах космический корабль. Пройдет всего несколько лет, и место взрыва зарастет травой, молодой порослью. Никто не догадается, что здесь произошла посадка.
Он посмотрел на колени, испачканные зеленью травы, и удовлетворенно улыбнулся. Настоящая трава! Трава, а не похожий на серебряную проволоку унылый гибрид, выведенный учеными там, на родине. И дышать можно без респиратора. И гулять можно под теплым дождем, подставляя ему лицо. Не нужна здесь кислотоустойчивая накидка!
Как он устал там. Если бы кто знал, как страшно он устал от бесконечной войны с ветряными мельницами.
Ему не запрещали выступать. Более того: слушали, притом серьезно и внимательно. Два раза выступления передавали по визору. Одно время он вошел в моду, его даже приглашали в салоны.
Он был красноречив и умел выступать убедительно. "Зачем наращивать энергоресурсы? - спрашивал Витторио. - Конечный продукт любого процесса - тепло. Чем больше энергии мы потребляем, тем сильнее разогревается атмосфера. Это уже заметно без термометра! Мы изжарим себя в конце концов!"
Люди соглашались с его выступлениями и... продолжали наращивать темпы энерговооруженности. Человечество создавало все более производительные машины, которые при своей работе выделяли все больше тепла.
- Почему?! Почему вы это делаете? - часто спрашивал Витторио у собеседников. - Ведь вы прекрасно понимаете, к чему все приведет!
Те опускали глаза и отвечали, что, дескать, они делают очень малую часть того, с чем борется многоуважаемый Витторио. В сущности, от них мало что зависит. Почти ничего!
- Да, - с горечью констатировал Витторио. - Каждый из вас делает свое маленькое черное дело. И никто не отвечает за то, что получается в целом.
"Что же это такое? - с недоумением размышлял он. - Сила инерции? Или инстинкт стадности? Почему в поведении человека так много бессознательного, толкающего род человеческий и планету, где он обитает, к гибели?!"
Витторио бежал от этой компании самоубийц, высокопарно именующих себя "цивилизованным обществом".


- Ушел! Ушел от всех вас, безумцы, - говорил он вполголоса, пытаясь вызвать у себя радостное настроение.
Но с удивлением ощутил, что на душе у него не стало радостнее. Какое-то недоброе предчувствие томило его.
Витторио разбил палатку, забрался в нее и лег. С лица его не сходило выражение озабоченности.
Постепенно мысли спутались, дыхание стало реже. Вечер, словно огромный темно-синий зверь, весь в белых пятнах клочковатого тумана, подобрался вплотную к палатке.
Вдруг Витторио вздрогнул и открыл глаза. Шаги... Или пригрезилось?
Сердце бешено колотилось. Были шаги, были! Витторио слышал их совершенно ясно. Обычные человеческие шаги... Обычные ли? Ведь на планете нет ни малейших признаков присутствия человека!
Витторио осторожно выглянул из палатки и замер, пораженный диковинным зрелищем. Метрах в двадцати от палатки сидело на камне человекообразное существо, похожее на кузнечика худобою длинных рук и ног. Сходство с кузнечиком усиливала зеленоватая одежда с широкими, свободно ниспадающими складками.
Освещенное призрачным светом местной Луны, существо казалось нереальным.
Витторио не знал, долго ли он простоял в неудобной позе - на четвереньках, но пришел в себя, почувствовав, что онемели руки.
Выполз из палатки и медленно, стараясь не делать резких движений, встал на ноги. Что делать дальше? Надо подобраться поближе. И тут Витторио пожалел, что оставил карабин в палатке. На кузнечика существо похоже лишь внешне. А вдруг оно плотоядно и человечинка придется ему по вкусу? А вдруг оно ядовито?
- Можете не опасаться. Не кусаюсь, - слова прозвучали в самом мозгу Витторио. Он ощутил в них немалую долю иронии.
"Телепат, - подумал Витторио в растерянности. - Неужели оно читает мысли?"
- Только те, которые сформированы для речевого выражения, - мысленно пояснило существо. - Глубже мы не заглядываем. Считаем неэтичным.
- Мы? Значит, вас тут много?
- И да, и нет.
- Не понял.
- Садись, - существо по-хозяйски указало на второй камень и пояснило: - На этой планете нас много, но часть путешествует в космосе.
- Я не видел с орбиты ни одного космического корабля, ни одного завода!
- Нам не нужны космические корабли. Мы перемещаемся в пространстве и времени, черпая энергию непосредственно из вакуума. Ведь вакуум - океан энергии. Мы научились обходиться без механических протезов, которые вы называете машинами. Человек должен быть свободен. Ведь он не улитка, повсюду таскающая за собой раковину.
- Как бы мне хотелось, чтобы человечество достигло вашего уровня! - воскликнул Витторио.
- Всему свое время. Вы молоды и энергичны. Хотя излишняя энергичность не всегда доводит до добра. Слишком подвижные дети по неразумению часто наносят себе вред. Однако прощайте. Меня позвали.
- Мы еще увидимся?
- Да. Завтра. Вы меня заинтересовали.
Незнакомец исчез так стремительно, что Витторио не успел сделать язвительного замечания по поводу бесцеремонности последней фразы. Он забрался в палатку и долго не мог уснуть.
Проснувшись, сразу же вспомнил случившееся и торопливо высунул заспанную физиономию из палатки. "Кузнечик" сидел на том же камне и терпеливо ожидал его пробуждения.
- Доброе утро! - бодро произнес Витторио, пятерней расчесывая волосы.
- Нерациональная трата времени - сон, - вместо приветствия "произнесло" существо.
- Уж так мы устроены, - скрывая улыбку, ответил Витторио. - Мы, земляне, несовершенны, как и многое в этом мире.
- Где расположена ваша планета?
- Деревенские мы. На самой окраине спиралевидной Галактики живем, в просторечии Млечным Путем именуемой.
Теперь, при свете дня, незнакомца можно рассмотреть получше. Витторио с удивлением заметил, что огромные фасетчатые глаза "кузнечика" приобрели голубой оттенок. А ведь несколько секунд назад они имели зеленоватую окраску. Чудеса, да и только!
- Цвет глаз зависит от настроения, - ответило существо на его немой вопрос.
- Ваши глаза могут становиться любого цвета? - поинтересовался землянин.
- Да, любого. Только красного цвета они бывают крайне редко. Я, например, никогда не видел глаз такого цвета. Это признак сильнейшего гнева, ярости. А гнев - кратковременное безумие. При нашем могуществе в гневе мы можем совершить поступки, катастрофические по своим последствиям. Поэтому стараемся подавлять подобные чувства в самом зародыше. Лишь однажды я видел глаза слабо-розовой окраски...
- Любопытно, - приговаривал Витторио, ерзая на неудобном холодном камне и находя все меньше удовольствия в беседе.
Вот так низменное, плотское побеждает высокое, духовное. Можно ведь было захватить с корабля кресло. Когда беседуешь, сидя в удобном кресле, то разговор сразу же приобретает философский оттенок. Чтобы не думать о маленьких удобствах, надо их иметь. Синтезатор пищи тоже не помешал бы. А как он будет обходиться без кибердиагноста?
Нет, сидеть на этом булыжнике больше не было никаких сил. Витторио встал, чтобы размяться.
- Ты тоже их почувствовал? - спросило существо.
- Кого?
- Своих соотечественников. Их корабль должен приземлиться поблизости.
- О черт! - воскликнул Витторио. - И сюда они добрались!
Он метнулся в палатку и через секунду появился с лучевым карабином в руках. А воздух уже сотрясал рев ракетных двигателей. Пригибаясь, будто его могли заметить с приземляющейся ракеты, Витторио побежал к ближайшему дереву и залег за ним.
Рев усилился и достиг такой силы, что, казалось, звуковая волна уничтожит все живое. Чтобы не оглохнуть, Витторио закрыл уши руками. Ему представилось, как радостно смотрят на этот зеленый мир прилетевшие. Они уверены, что получили награду за многомесячный полет в безумно опасном Далеком Космосе. Как ужасно, как мерзко то, что он задумал!
Ракета приземлилась метрах в ста пятидесяти от палатки. Наступила звенящая тишина.
- Зачем тебе это? - вопрос прозвучал неожиданно.
"Кузнечик" указывал на карабин.
- Это... - криво улыбнулся он. - Это - чтобы достойно встретить дорогих гостей.
Он отвернулся от "кузнечика" и с пристальным вниманием принялся наблюдать, как открывается тяжелый люк, как упруго падает на землю тяжелый трап. По трапу, не касаясь поручней, легко сбежали трое рослых космонавтов в праздничной форме - белой, с золотыми пуговицами, со значками Космонавтов-Первопроходцев на груди.
Милые, открытые, умные лица. Самые бескорыстные, самые мужественные из людей. Славные парни - первопроходцы, гордость Земли. Те, кто открывает и обживает для людей новые планеты, часто расплачиваясь за это своей жизнью. Раньше Витторио, не колеблясь, отдал бы свою собственную жизнь за жизнь любого из них. Но теперь...
Он переставил планку на лучевом карабине на выброс максимальной мощности.
Витторио сглотнул слезы и приложил карабин к плечу. Он не видел, как крупная дрожь била "кузнечика", напрямую воспринимающего его чувства.
Закрыть бы глаза, чтобы не видеть, как все произойдет! Но нельзя... Надо стрелять наверняка. У первопроходцев молниеносная реакция.
Витторио нажал на спуск. Ослепительный луч ударил в маленькую группку и в мгновение обратил ее в пепел.
- Зачем ты это сделал?! - взорвался в его мозгу вопрос.
- Затем... - он глубоко вздохнул, чтобы подавить рыдания и посмотрел на "кузнечика" с ненавистью, будто тот был в чем-то виноват. - Затем, что вслед за этими прекрасными ребятами прилетели бы другие. Просто хорошие. А вслед за просто хорошими - самые обычные. Для этих, обычных, и отыскали планету.
- Ну и что?!
- Послушай! Я не сказал тебе всей правды. Нашей прародины Земли я даже не видел. Человечество давно оставило ее, разграбив, умертвив промышленными отходами, покрыв сплошной пустыней. Первопроходцы нашли другую планету, пригодную для жизни. Но пригодной она осталась недолго. Ее загубили радиоактивными отходами. Потом было еще несколько умертвленных планет. Поэтому я и уничтожил первопроходцев! Они замечательные люди! Но объективно первопроходцы - представители человечества. За ними обязательно придут другие, те, которые опустошат здесь все. Я должен был это сделать, пойми! Во имя сохранения жизни на вашей планете!
- Но ведь и ты объективно - представитель человечества? - вопрос "кузнечика" прозвучал неожиданно.
Витторио взглянул на него и увидел, что глаза его пылают нестерпимо ярким красным светом.
- Нет! - закричал он, закрывая лицо руками. - Нет!!!
Владимир Заяц. Славные парни - первопроходцы


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация