Владимир Заяц. Опыты. Век XX






Тому, кто не постиг науки добра,
всякая иная наука приносит лишь вред.
М.Монтень


Утро было пронзительно холодное, беспощадно ясное. Небо ярко синело; белесое, точно заледеневшее, солнце излучало, казалось, не тепло, а холод. Изо рта идущих колонной людей вырывался пар. Шли молча, не было сил переговариваться. Да и не стоило бессмысленно рисковать. Охранники, идущие по краям, тоже устали и, с ненавистью зыркая на пленных, злобно ворчали. Того и гляди, за любую оплошность пулю в затылок всадят, а то и просто прикладами до смерти забьют. Достаточно просто оступиться.
Иван старался ступать экономнее, невысоко поднимая ноги. Он почему-то вспомнил такой же или чуть более теплый день, когда их подвергли так называемой санобработке. Военнопленных стригли и мыли в дощатом, продуваемом пронзительным ветром бараке, а затем в одних сапогах - тогда у некоторых еще были сапоги - заставляли бежать почти два километра до территории концлагеря. Многие не выдерживали, падали. Их сноровисто добивали выстрелами в упор и заставляли стаскивать трупы поближе к крематорию.
Тогда охрана была добродушнее, если так вообще можно сказать о палачах. Немцы наступали и надеялись на скорую победу. Один из охранников, толстый и всегда веселый, видя остекленевший взгляд Ивана, позволял себе снисходить до шутки с будущим рабом. Посмеиваясь и коверкая слова, говорил Ивану:
- Искать уходить нельзя. Выход нет отсюда. - Тут он надувал щеки и, указывая на крематорий, заканчивал: - Пуф! Выход есть только через труба. Как дым.
Довольный "удачной" шуткой, гоготал. Насмеявшись вдоволь, объяснял смысл сказанного напарнику, тощему и медлительному. Тот, не меняя выражения лица и пристально глядя на Ивана, скалил крупные желтые зубы и выдыхал нутром:
- Гэ-гэ-гэ.
Толстый остряк смеялся снова. За компанию.
Сзади раздался глухой стук от падения тела, потом брань охранника. Иван, обернувшись, увидел, как упавший бессильно сучит руками и ногами по заледеневшей земле, тщетно пытаясь встать. Иван и еще несколько человек бросились на помощь товарищу, но охранник был ближе. Раздался сухой треск выстрела...
Грубый окрик загнал пленных в колонну, и снова поплыла, покачиваясь, земля под ногами. И снова потекли воспоминания о недавнем прошлом...


Переезд в очередной лагерь. Сколько их уже было?! Вагон, битком набитый больными, истощенными людьми. В лагере заставили сбивать ящики для снарядов. Свирепствовали уголовники - капо, сводили с ума трехкратные аппель-проверки с диким воем сирен. Овчарки-людоеды, хрипя, рвались с поводка к людям в полосатой одежде. Иногда, будто бы случайно, собаки срывались с поводков. Охранников это очень забавляло.
Тот лагерь располагался на территории бывшего кирпичного завода, в котловане. Поначалу для пленных не было даже бараков, и людям приходилось голыми руками рыть себе в стене котлована ямы-убежища, срывая ногти, пятная кровью сухую глину.
Но даже в таких условиях люди старались помочь друг другу: отдавали ослабевшим часть своего пайка, носили на руках в команду и назад. С уголовниками, выбившимися в "начальство", боролись сообща. Загадочной, например, для немцев была смерть одного из особо рьяных, начавшего свою "карьеру" с выселения из ямы-убежища прежнего обитателя. Ночью земля оврага в том месте по непонятным причинам осела и погребла в своей толще предателя.


Куда же теперь? Странно, почему из их лагеря отобрали только семь человек? И почему отбор проводили врачи? Расспрашивал худощавый чопорный немец в халате поверх мундира. Он говорил по-русски медленно, но правильно, почти без акцента:
- Как учились?
- Средне.
- Очень хорошо, - узкое бледное лицо немца на мгновение оживилось. Он удовлетворенно покачал головой, и сверкающая искорка на позолоченных дужках его очков переместилась вверх-вниз.
- Кем работали?
- Учителем физики.
- Как успехи в труде и личной жизни?
В личной жизни?! Поисследовать душу захотелось! Иван огромным усилием воли погасил ярость и почти спокойно ответил:
- Средние... Средние были успехи.
- Очень, очень хорошо! - с энтузиазмом воскликнул врач. Он повернул голову к помощнику и скомандовал: - Вирхов, давайте ключевые слова. - И, уже обращаясь к Ивану, сказал почти доброжелательно: - Можете сесть. Будете, не думая, сразу же говорить слово, пришедшее на ум после того, как мой помощник произнес ключевое слово. Понятно?
Иван уронил в кивке тяжелую голову. Он едва держался на ногах, страшно хотелось спать, поэтому, плюхнувшись на табурет, сразу почувствовал, как неодолима сила сна. Искра от оправы очков остролицего снова ослепила его. Прикрыл глаза и почувствовал, что открыть их не в силах. Все быстрее заскользил Иван в безмолвную черноту и откуда-то услышал слабый бесцветный голос:
- Домашняя птица...
И тут же появились белые куры. Они степенно ходили меж пыльных картофельных кустов, шевеля их. Они разгребали землю и кланялись, дрожа гребнем. Над густо-зелеными шероховатыми листьями картофеля уже появились бледно-розовые цветки...
- Не спать! Встать! - вдруг раздался резкий голос врача.
Иван с натугой поднялся.
- Рыба?
- Карась.
- Цвет?
- Красный.
- Чувство?
- Месть. Ярость.
Врач удовлетворенно потер руки.
- Этого берем. Все психофизиологические и конституциональные данные стандартны и соответствуют среднестатистическим.


И вот теперь Ивану предстояло испытание еще одним лагерем. Его территория была видна уже от дороги - участок неглубокого оврага, обнесенный колючей проволокой.
Голова колонны медленно втягивалась в деревянные, грубо сколоченные ворота, покрытые белыми иглами инея. У входа в лагерь растопырилась вышка. Ее поставили совсем недавно, и на свежеободранных бревнах опор застыли желтые капли смолы. Автоматчик на вышке равнодушно посматривал на колонну и, навалившись грудью на перила, сплевывал вниз, с интересом наблюдая за полетом плевка.
На территории размещались три барака. Два - для немцев. Они поменьше и поаккуратнее. Один, без сомнения, - для пленных. У него не было ни окон, ни труб печного отопления.
Не прошло и часа, как пленных по одному стали вызывать из барака. Иван оказался в числе первых. В комнате, куда его привели, были те же два немца в халатах, которые занимались отбором. Худощавый сидел за двухтумбовым канцелярским столом. Второй - с отечным лицом и мясистым красным носом - громоздился вполоборота к окну за обыкновенной школьной партой. "Все понятно, - холодея, подумал Иван. - Будут над нами экспериментировать". Он слышал о садистских экспериментах, ничем не отличающихся от пыток: и пальцы отрезали, а потом пытались приживить, и, по слухам, зачем-то замораживали людей. Сейчас как раз похолодало, для опытов по замораживанию самое время. Но к чему тогда психологические тесты?
- Подойдите! - властно приказал худощавый, сверля Ивана взглядом.
- Карре ав! - вдруг заорал охранник от двери, по-своему поняв суровость интонации начальства.
Иван неторопливо снял полосатую грязную шапчонку и подошел ближе к столу.
- Вы понимаете по-немецки? - спросил врач.
- Только приказы и ругательства, - без тени улыбки пояснил Иван. - Результат долгого общения с высшей расой.
Второй врач смешливо хрюкнул. Первый растерянно посмотрел на коллегу и, залившись багровой краской, махнул рукой, отсылая охрану за дверь.
- Вирхов! Вы ведете себя неподобающим образом! - резко и отрывисто заговорил он, переходя на немецкий. - Что за странный хохот? Русский пытается оскорбить нацию, а вы... Хотя бы сделали вид, что не поняли. И вообще, мы с вами должны быть едины...
- Оставьте, Лауэр. Вы сами не верите в то, что говорите. Объединяется только однородное. - Лицо Вирхова вдруг передернулось, и он, положив пальцы на запястье, зашевелил губами, считая пульс.
- Пить вам не надо! - в сердцах вырвалось у Лауэра. - Прошу вас хотя бы не мешать мне. Чтобы не случилось, как в том лагере...
Вирхов кивнул и прикрыл отекшие веки.
Лауэр, пытаясь изобразить любезную улыбку, обратился к пленному:
- О, вы смелый человек. И не лишенный чувства юмора. Интеллигентность сразу чувствуется. Мы знаем, как русские относятся к учителям. Вам верят! Просим вас содействовать нам и объяснять людям, что опыты будут производиться в их интересах. И еще - в наших общих интересах, чтобы подопытные давали правдивые отчеты о своем самочувствии после процедур. Это нужно для правильной отработки методики. Вы убедитесь, что цели наши благородны. Люди истощены, а наши лекарства помогут им быстро и безболезненно выйти из этого состояния.
Иван насмешливо улыбнулся:
- Я знаю, что это за лекарства.
Лауэр встрепенулся и почти испуганно посмотрел на пленного.
- ...Это хлеб, масло, мясо.
Лауэр с явным облегчением визгливо хохотнул и игриво погрозил пальцем.
- О! Шутка! - Тут взгляд его упал на ухмыляющегося Вирхова, и он, помрачнев, сказал с жестяным дрожанием в голосе: - Идите! В ваших же интересах говорить то, о чем мы просили. А также верить мне.
Он махнул рукой, давая понять, что встреча закончилась, и Иван, стараясь держаться ровнее, вышел.
Когда дверь за пленным закрылась, Вирхов раздвинул губы в шутовской улыбке и поинтересовался:
- Вы думаете, русский вам поверил?
Лауэр вскинул голову и высокомерно процедил:
- Вы не психолог, Вирхов. Человек поверит в любую ложь, если ложь эта дает хоть немного надежды. А в отношении питания... Двести граммов хлеба в день и пятьдесят граммов колбасы вполне достаточно для обеспечения жизнедеятельности человеческого материала. Эксперименту не помешает некоторая скудость пайка.
- Эксперименты над людьми... Человеческий материал... Ах, Лауэр, - вздохнул Вирхов, неожиданно посерьезнев. - Мы же - врачи!
Лицо Лауэра стало злым, похожим на крысиную морду. Его пальцы с аккуратно подстриженными ногтями нервно забарабанили по крышке стола.
- Я бы не советовал вам в таком тоне, - сказал он неприятным голосом, с трудом сдерживая раздражение. - Я вижу, вы совсем не боитесь за свою семью в Дрездене. Хочу сообщить вам, что написал сам Гиммлер моему великому другу доктору Рашеру: "Тех, кто отвергает эти опыты над людьми, я рассматриваю как предателей и государственных изменников". Тем более, Вирхов, что опыты по стимулированию нервной деятельности санкционированы на самом высоком уровне, - при этих словах Лауэр выпрямился, будто по команде "смирно". - Сам фюрер ждет от нас скорейших результатов эксперимента "Сверхчеловек".
Тусклый свет из маленького окошка, возле которого сидел Вирхов, падал на его грязный мятый халат, на лицо, покрытое двухдневной щетиной, и придавал коже нездоровый серый оттенок. Взгляд его застыл и теперь не выражал ничего. Опираясь на спинку парты, он, горбясь, встал и сипло сказал:
- Пойду промою глотку чистым медицинским. После нашей работенки только этим отмыться можно.
И тут Лауэр, как хороший игрок, выложил свой козырь.
- Бросьте, Вирхов. Я знаю, вы не пьете около месяца. Это было бы похвально, если бы вы не переключились на... морфий. Я хорошо знаю, коллега, что наркоманы пьют крайне редко. Советую вам облагоразумиться. В противном случае доступ к морфию прекратится.
Вирхов вздрогнул, челюсть у него отвисла, и он посмотрел на Лауэра почти с ужасом.
- Да, Вирхов. Я могу пойти на это. А синдром отмены - вещь страшная. Не все выдерживают абстиненцию. Вы как врач должны это знать. Вам ясно?
- Ясно, - прохрипел Вирхов, судорожно стиснув зубы и обжигая коллегу взглядом. - Приказывайте, повелитель. Я повинуюсь! "Postgnam docti prodierunt, boni desunt" [после того как появились люди ученые, нет больше хороших людей (лат.)]. Да, да. Именно так, - прошептал он, неверными шагами направляясь к двери.
Начальник лагеря Отто Шульц - пожилой немец с каким-то мятым, нервным лицом - глядя поверх голов, зачитывал приказ, даже не давая себе труда договаривать слова до конца. Его здесь раздражало все: и унылое в своем однообразии море голов в грязных шапочках, и запах давно не мытых тел, доносившийся всякий раз, когда ветер начинал задувать в лицо. От его ледяного дыхания на глаза наворачивались слезы и болел лоб. Ветер коварно забирался под шинель, подворачивая ее полы; от него немели пальцы, и листок с приказом приходилось то и дело перекладывать из одной руки в другую.
Мой бог! Зачем я здесь, среди этих варваров?! А дома сейчас на Вильгельмштрассе ждут он него весточки жена Берта и дочурка Марта. Девочка уже совсем большая. Боже, какая она была забавная в семь лет! Тот счастливый солнечный день... Был какой-то праздник, играла музыка, и они семьей гуляли по Фриденсплац. С яркого лотка он купил своей любимице конфет. Конфеты! Сейчас надо заботиться, чтобы семья не погибла от недоедания. Уже удалось выслать несколько посылок с продуктами. Никто ничего не заподозрит. Нужно только умело прикрыться фразами о необходимости экономии продуктов на пленных, не занятых физическим трудом.
Приказ дочитан до конца, наступила тишина. Только слышно притопывание десятков ног да хлопанье двери барака, открытой охранниками настежь. "Свежий воздух полезен для цвета лица", - шутили они, распахивая дверь, и издевательски хохотали.
Шульц пробежал взглядом по лицам, почерневшим от холода, таким одинаковым - с выражением укоренившейся ненависти в глубоко запавших глазах. И все они казались ему чудовищем с единым телом и сотней голов.
Зачем, зачем он здесь, в этом овраге, пронизываемом кинжальным ветром? А ему ведь нельзя переохлаждаться. Почки. Перед самой войной доктор Буш так и сказал: "Ваши почки, Отто, в ваших руках". Не бог весть какая шутка, но обаяние доктора придало ей особую теплоту и доброжелательность. Они посмеялись, потом выпили по рюмочке коньяку. Да...
Шульц зябко поежился. Из-за этих варваров можно заработать обострение нефрита. В груди полыхнул гнев. Он выпучил глаза и заорал:
- За нарушение приказа - расстрел! Понятно, болваны?!
И вдруг, как удар, презрительный взгляд ясных глаз. "Будто мысли читает", - промелькнуло в голове. Шульц вздрогнул и отвел глаза в сторону. Но это была минутная слабость. Отто Шульц быстро взял себя в руки. Он, преподаватель права Боннского университета, не имеет права малодушничать! Ха-ха! Каков каламбур!
Шульц с достоинством вскинул голову и, указав на обнаглевшего пленного, приказал:
- К медикам!
Так Иван попал в медицинский барак во второй раз.
И была деревянная кушетка, покрытая несвежей простыней. И были дрожащие руки Вирхова, и мутное облачко крови в шприце, наполненном желтоватой жидкостью. А потом был огонь, испепеляющий каждую клеточку мозга. Его, потерявшего сознание, вбросили в барак, и заботливые руки товарищей уложили бредящего Ивана на нары. Он метался, сознание лишь на короткие минуты возвращалось к нему, и тогда Иван говорил. Ему казалось, что говорит он громко и отчетливо, как на уроке, но с пересохших губ срывался шепот, подобный шороху:
- Ребята! Товарищи! Мы!.. Им надо помешать... Не говорите правды, как вы себя чувствуете... Все говорите наоборот... Сорвем их эксперименты.
Тьма, накатывающаяся на него, вдруг соткалась в лицо Вирхова. Скаля в улыбке гнилые зубы, тот говорил:
- Все в мире движется от порядка к хаосу. Энтропия возрастает. Согласен, физик? И если есть бог-создатель, он должен существовать в обратном потоке времени - именно в этом направлении порядок возрастает. А как тебе нравится высказывание: "Бог - есть минус время"? Мы здесь создадим сверхчеловека, равного богу по возможностям, и он будет существовать в...
Он не закончил фразу, а, скорчив гримасу, захохотал. Казалось, мимическая мускулатура его работает не сама, а это корчится и судорожно дергается тьма.
Иван присмотрелся и увидел, что к лицу Вирхова идут ниточки, за которые дергал кто-то, на кого он сразу не обратил внимания. Иван посмотрел снова и содрогнулся, узнав Лауэра в жуткой фигуре с костлявым бледным лицом и мертвыми глазами.
Иван беззвучно закричал, и все исчезло. Единственно, что теперь ощущал Иван и что связывало его с окружающим миром, - глухие и частые удары сердца, от которых содрогалась грудная клетка и взлетала тупая боль в висках.
Вечером, сразу же после того, как Иван очнулся, распахнулась дверь, и охранник гаркнул в темноту:
- Выходи!
Иван сбросил с нар тяжелые ноги, рывком встал, и тут вздыбившийся пол больно ударил его в грудь. Все вокруг медленно вращалось вокруг оси, которой было тело Ивана. Его затошнило.
Охранники подхватили пленного под руки и поволокли к медицинскому бараку. Снег еще не сгладил неровности, и подметки хлопали, задевая за комья мерзлой земли.
И снова укол, внимательные глаза Лауэра, его жесткие пальцы на запястье. На этот раз Иван не потерял сознания.
Вкрадчивый голос Лауэра:
- Как вы себя чувствуете?
- Слабость. Небольшая слабость. Это от недоедания. А в общем - неплохо.
- Рад, - Лауэр доброжелательно похлопал его до плечу. - А в отношении питания мы решим с начальником лагеря. В ближайшее время.
В барак Иван возвращался самостоятельно, но дверь нашел не сразу. Наконец он ввалился в угольную черноту барака, наполненную тяжелым дыханием, надсадным кашлем, стонами и громким урчанием пустых желудков. Иван навзничь упал на нары и минуту лежал, отдыхая, потом повернул голову набок и спросил в темноту:
- Федя, отвечали, как договорились?
- Конечно, - тихо отозвался сосед.


Утром Ивану сделали третий укол, который он перенес совсем легко. После инъекции несколько часов мучила головная боль, она прошла, и осталась только слабость. Впрочем, такое состояние давно стало привычным.
Паек, несмотря на заверения Лауэра, не увеличивали, а напротив, уменьшали. Приступы слабости с каждым днем случались все чаще, протекали тяжелее. И тогда казалось, что все вокруг видишь сквозь дрожащий слой желтой воды.
У людей начали пухнуть ноги, а под глазами повисли желтовато-серые водянистые мешочки. Иван знал: еще несколько дней, и кожа на ногах будет лопаться, он видел такое. Сквозь трещины сочится желтоватая жидкость. А еще позже пленные превратятся в живые мумии, лишенные своей воли, чувств, мыслей. На лагерном жаргоне их называли "мусульманами". Даже в крематорий "мусульмане" направлялись сами, автоматически повинуясь приказу. Охранники им не требовались.
Поздно вечером Иван крадучись вышел из барака. Было тихо. Беззвучно и яростно полыхали звезды на черном небе. Охранник на вышке закутался в полушубок и, прокляв все на свете, задремал.
Иван, стараясь ступать бесшумно, направился к проволоке: туда, где стена оврага была наиболее пологой. Он еще не знал, что будет делать. Точно знал одно: надо перебраться на ту сторону, надо достать продуктов. Достать во что бы то ни стало. Иначе - всем смерть!
Он шел, вытянув руки, пока пальцы его не наткнулись на колючую проволоку. Если бы кусачки! До утра никто бы ничего не заметил. А может, попытаться оттянуть проволоку кверху, зацепить за верхний ряд? Тогда удастся пролезть под ней. Туго натянутая проволока больно колола пальцы и не поддавалась.
Что же делать? Что?! Рядом, в двух шагах - свобода! Свобода!!! Слово это приобрело огромный, всеобъемлющий смысл, равноценный понятию "жизнь".
Иван сделал шаг. Сердце взрывалось частыми ударами, пересохшие губы жадно хватали раскаленный морозом воздух. Вырваться во что бы то ни стало! Вперед!!!
Иван сделал еще один шаг и, не удержавшись на ослабевших ногах, упал на пушистый незатоптанный снег.
Он был за проволокой.
Свершилось! Свобода! Теперь побыстрее отсюда, чтобы его не заметили, не вернули.
Когда он отошел от проволоки, ему стало по-настоящему, как никогда, дурно. Он представил себе, что случилось бы, если бы все стало на свои места, когда несколько рядов проволоки еще пронизывали его на уровне груди, живота, шеи. Висел бы, как жук на булавке!
Иван пошел наугад, лишь приблизительно придерживаясь направления к деревушке, замеченной еще тогда, когда их гнали в лагерь.
Деревня вынырнула из темноты внезапно. Появились расплывчатые контуры изб с черными дырами окон. Разразились нервным лаем две собаки и, будто испугавшись чего-то, сразу же умолкли. Ничего не изменилось, но Иван физически ощутил, как ожидающе напряглись обитатели деревни, обшаривая взглядом тьму. Он подошел к окну ближайшей избы и коротко постучал. В глубине мелькнуло бледное пятно лица, затем в сенцах заскрипели половицы и отворилась наружная дверь.
- Ты кто? Чего тебе надо? - услышал он взволнованный девичий голос.
Иван, пошатнувшись, уперся рукой в стену и ответил с передыхом:
- Пленный я. Хлебца бы... чуть-чуть.
Снова заскрипели половицы в сенцах, но теперь уже по-другому - тяжелее, медленнее, и старческий ворчливый голос вырвался из-за спины девушки:
- Куда тебя понесло? Немцы узнают - всех кончат!
Горько стало Ивану.
- Извините, - сказал он отчужденно и пошел прочь от дома, едва волоча потерявшие чувствительность ноги.
- Вы никак сдурели, дед! - в сердцах воскликнула девушка и, бегом догнав Ивана, принялась всовывать в его негнущиеся руки теплые картофелины. Потом бережно, как драгоценность, вручила ему небольшой полотняный сверток.
- Сало! - торжественно произнесла она.
- Спасибо, спасибо, - Иван искал и не находил слов благодарности.
- Не за что, - смутилась девушка и, запахнув фуфайку, побежала назад.
На полпути остановилась и почти сердито сказала:
- Надо будет - приходите еще. А деда не бойтесь. Он всегда бурчит.
И был путь назад. Страшно даже подумать о возвращении в ад, сотворенный людьми для людей. Но он возвращался, торопя себя и прижимая к груди драгоценную ношу.
На этот раз переход через проволоку произошел гораздо легче.
И снова барак.
- Ребята, - едва слышно произнес Иван и, внезапно ослабев, плюхнулся на нары. - Берите. Я тут картошки принес. И сала немного.
Он торопливо совал картофелины соседям, а те передавали дальше. Когда в руке осталась последняя картофелина, пальцы отказались повиноваться, обхватив ее с судорожной цепкостью. Иван, щурясь от напряжения, разогнул пальцы и, ткнув картофелину в ищущую ладонь соседа, глухо сказал:
- Все.
В эту ночь он, измученный и промерзший до костей, не спал. Его донимали мысли о том, что же случилось и почему так могло случиться. Понятно главное: чудес нет, и все можно и необходимо объяснить без мистики, научно. Да, чудес нет; но возможности человека до конца не познаны и порой настолько ошеломляют, что заставляют легковерных признать невероятное. Пьют же йоги концентрированную кислоту и едят стекло без малейшего для себя вреда. Вероятно, они могут управлять теми функциями организма, которыми обычные люди управлять не могут. Может, и у него в безвыходной ситуации пробудились какие-то дремлющие способности?
Все тела в природе, в том числе и тело человека, и колючая проволока, состоят из атомов. Атомы, по сути дела, состоят из... пустоты: массивное ядро в центре и очень далеко от него - электроны. Его организм как-то сумел...
Мысли путались, исчезали вовсе, вновь ненадолго появлялись - отрывистые, странные. Только под утро успокоился и заснул, но тут же проснулся от крика охранника:
- Встать! На поверку! Бегом!


Вначале Отто Шульц думал, что это обычное недоразумение, что все можно объяснить просто и логично. Охранники - сущие болваны, могли и напутать, особенно с пьяных глаз. Это же надо: человеческие следы продолжаются за проволокой! Интересно, где они достают выпивку? Наверное, в окрестных селах. Конечно, рапорт о следах - самый настоящий бред на грани белой горячки. Но дисциплина есть дисциплина. Раз было доложено о происшествии, надлежит выйти к месту, где оно якобы случилось.
Подойдя к проволоке. Шульц обвел взглядом место происшествия, вдохнул воздух и, хрипя и багровея, никак не мог выдохнуть его. К проволоке вели две цепочки следов, продолжавшихся сразу же за ней. Было ясно, что перед ним следы одного человека, уходившего и возвращавшегося ночью.
Когда Шульц наконец смог говорить, он громко заорал, пытаясь скрыть внезапный приступ страха:
- С сегодняшнего дня и до особого распоряжения - ночью двойные наряды! Стрелять без предупреждения при малейшем подозрении.


Утром к Лауэру поступило два важных сообщения. Первое о том, что кто-то проник сквозь проволочное заграждение. Лауэр не сомневался, что такое мог совершить только их подопытный Иван. Ведь именно его прежде других подвергли воздействию препарата, во много раз ускоряющего синтез медиаторов в синапсах головного мозга, что, по твердому убеждению Лауэра, должно превратить подопытного в сверхчеловека. Существовали по этому поводу и другие мнения. Но Лауэр не считал их серьезными. И вот оно - конкретное проявление необычайных возможностей! Да и субъективные ощущения прочих подопытных - судя по их рассказам - давали основание утверждать, что эксперимент удался.
Второе сообщение - письменное. Приказ под грифом "совершенно секретно". В нем содержалось предписание безотлагательно завершить серию экспериментов под кодовым названием "Сверхчеловек", оставшийся препарат и лабораторный журнал опечатать и доставить в Центр. Ну уж нет! Три ампулы он оставит лично для себя!
За ширмой послышалась возня, и оттуда выдвинулась всклокоченная голова Вирхова. Он с минуту бессмысленно пялился на Лауэра и бумагу, потом на лице его появилась понимающая усмешка.
- Вот и конец вашим опытам, коллега. Фюреру не нужны сверхлюди. Он сам сверхчеловек.
Голова снова спряталась за ширмой, и через несколько секунд послышался храп спящего.
Убедившись, что коллега спит, Лауэр вынул из сейфа одну из драгоценных ампул. Пережав себе руку жгутом, он, закусив губу, медленно ввел желтоватую жидкость в вену.
Все! Теперь и он скоро станет сверхчеловеком! Прежде всего надо повторить эксперимент, который невольно совершил русский, - пройти сквозь проволоку. А затем... О! Теперь перед ним открываются сказочные возможности. Он сможет проникнуть сквозь стены банков, дверцы сейфов для него отныне не преграда. А пули преследователей не причинят ему вреда!


Иван едва дождался вечера. Весь день пытался как можно экономнее расходовать силы, чтобы хватило их на новый ночной поход за продуктами.
Как и прошлой ночью, он, осторожно оглядываясь, пробрался к проволоке. Внутренне собираясь, Иван постоял перед колючей преградой, набрал полную грудь воздуха, как перед прыжком в воду, и шагнул. В то же мгновение услыхал оклик: "Хальт". Свет прожектора, ударивший сзади, отбросил тьму далеко вперед, расчертил длинными глубокими тенями заискрившийся снег. Сразу после этого автоматная очередь небольно хлестнула его по спине. Иван торопливо рванулся, и тут загнанное сердце взорвалось острой болью и окаменело. Холод и темнота плеснули в глаза Ивана, и земля, укрытая свежим пушистым снегом, помчалась к нему навстречу.
Прибежавшие к месту происшествия охранники приподняли проволоку и крюками втащили на территорию лагеря тело. Вскоре прибыли начальник лагеря Отто Шульц, Лауэр и Вирхов.
Все молчали. Охранники потому, что первыми им говорить не полагалось. Шульц потому, что был в замешательстве, близком к полной прострации. Лауэр молчал, так как воображал, что ему известно все. А Вирхову было на все наплевать после очередной дозы морфия.
Шульц, зябко ежась, сказал:
- Доктора, установите причину смерти. Посмотрите...
Лауэр, присвечивая фонариком, осмотрел труп: наклонившись, перевернул тело на спину, и неуловимая улыбка скользнула по его губам.
- Пулевых ранений нет, - сказал он, распрямляясь.
- Так почему он умер?
- Смерть наступила от... истощения.
Шульц вздрогнул и отвернулся, чтобы не видеть жуткое лицо, покрытое уже не тающим снегом. Он махнул рукой и, ничего не говоря, направился к своему домику.


На следующую ночь весь лагерь снова был разбужен звуками выстрелов. Ничего не спрашивая, охранники и сам начальник лагеря мчались к тому самому месту у проволоки. Сзади ковылял Вирхов.
Шульц подошел поближе к телу, направил на него свет карманного фонарика и от неожиданности ахнул. На боку, подвернув под себя руку, в льдистом от крови снегу лежал... Лауэр...
Охранник, который стрелял, стал оправдываться:
- Он в белом халате был. Я и подумал, что это русский в маскхалате. Ведь фронт совсем рядом. И господин доктор приходил накануне, - он кивнул на Вирхова, - предупреждал, что ночью возможен десант.
- Прекратить! - Отто Шульц, когда боялся, всегда кричал. Звуки своего голоса придавали ему уверенность в себе. - Это же просто несчастный случай! Никто не виноват! Так я и доложу начальству!
Несмотря на полученный приказ о "расформировании лагеря", Шульц в ближайшие три дня не собирался ничего делать. И в течение трех дней он не сообщит о гибели Лауэра. Ведь приказ о "расформировании" пришел по одному ведомству, а продовольствие получается по другому.
Войдя в свою комнату, Шульц сбросил с лица выражение легкой печали, разделся и лег на койку, довольно улыбаясь и подсчитывая, что он получит на паек Лауэра за эти три дня.


...А через день, сминая проволоку и выворачивая столбы, в концлагерь ворвались советские танки.
Владимир Заяц. Опыты. Век XX